franc_tireur: (Default)
Во сне его звали Сидней; кривые речи западных славян, до него снизошедших, сопровождались снисходительными ухмылками. — Последняя четверка, Сидней... У нас есть понятие последняя четверка. Которое ваше "последняя рука" целиком не покрывает...
franc_tireur: (Default)
Из мутного телевизора доносится выступление генсека во Львове. "...Но партия исправит свою историческую вину перед молодежью. Вы готовы услышать то, что я сейчас скажу? Да, я знаю, что давно готовы... Рок-н-ролл вернется в страну. И рок-н-ролл, и битлз: вся современная музыка в полном объеме!.." Все это — на периферии внимания, которое устремлено на вернувшуюся (откуда? из небытия?..) Лилю БРИК.

Отчасти она похожа на парижскую Н.Е.Г., но речи Лили далеки от диссидентства, разве что в смысле беспощадно-исповедальной правды:

— ...не выдерживая приступов любви, которые на самом деле были просто нервными припадками, я по ночам бежала к Спасским воротам, чтобы присоединиться к постовым и усилить караул. Я до рассвета отдавала Ему всю свою магию Защиты... когда это началось? После 35 года, после Его резолюции...
franc_tireur: (Default)
Приснилось, что спутница вывела меня на станции метро "Солипсическая гора". Дело было в Праге, и я переводил название с ухмылкой: "Гора Солипсизма".
Там оказалась снежная равнина в сумерках до горизонта.
Ругая спутницу, бросился обратно: не доехал!..

Интересно, до какой?
До "Шоссе Энтузиастов" — традиционно ведущего в места отбытия и царствие Аида?..

Так Евтушенко назвал свою первую книжку...
А Владимирский тракт, кстати, переименовал не кто иной, как Луначарский, поэт эпитафий, от которых некогда подателю сего снесло его маленькую крышу на Марсовом поле...
franc_tireur: (Default)
Помимо всего прочего снились и барбитураты. Волоокие стада принцессы Барби.
franc_tireur: (Default)
"Только с кофе, - ответил в полусне на предложение вставать. - Эренбург не отпускает!"

Илья Григоревич - скептик, нигилист, пессимист - с сентября 1967 года, когда я его хоронил на Новодевичьем (см. "Нарушитель границы"), пришел ко мне впервые. В современном контексте. С сообщением о том, что его вызывают в суд. И сразу по двум делам. За то, что перенес из Москвы в Киев свое литературное кафе "Субмарина". И за антинацизм, проявленный во время второй мировой войны. Седая прядь, мешки под глазами, отечность. Но спокойно-стоичен. "Что значит вовремя не умереть..."
franc_tireur: (Default)
...которые за редуцированную образность, за пробелы и "небулы", извиняются в письменном виде: За эвакуацией образ недоступен.
Зато было доступно пиво, и пока я рассматривал и слушал дантовых пивных персонажей Мюнхена, пытаясь понять, что же здесь, в метро или на вокзале, пьют с утра, светлое или темное, подавальщица сама спросила: — Ein Dunk'?
(= Dunkel)
franc_tireur: (Default)
Мне понравилась "Под куполом, картина со смещенным центром".
И железная лестница-трапеция "По пути к красному хаосу"... образец канадского искусства, отражающего их страхи и надежды...

Все это был Париж, где, разумеется, мы общались с Н.Б., сопоставляли наши параллельные жизнеописания с того момента, когда виделись последний раз...

что имело место (и это уже не сон, а так и было) безвоздушно-теплым и уже поздним вечером 1983 года в Париже, на Шатле - Place du Châtelet - куда мы с Н.Б. приехали из Пасси, от Кольдефи, на одном такси, которое по нашей просьбе остановилось у допоздна открытого кафе-tabac... на Н.Б. были темно-желтые вельветовые джинсы, толстый рубчик... уже тогда он очень хорошо говорил по-французски, помню, как по пути к Шатле я восхитился произнесенной им фразой "Montez, monsieur!".. он рассказывал о своей первой встрече с французской полицией на рю Солженицын... в далеком предместье...
franc_tireur: (Default)
Ну ладно, По - По иногда мне снится. Но Карлейль!.. который не являлся даже на Ленгорах!..
franc_tireur: (Default)
ночью мне приснился - делающим записи сначала в одну, очень толстую и большую книгу (которая называлась *уета сует) - летопись событий мировых, а затем во вторую, локальную (под названием Суета *ует).
franc_tireur: (Default)
В Италии, под темнеющей листвой... возвращаюсь к приятелю, который сидит в плетеном кресле... он резко бледен. Взглядевшись, вижу, что это не приятель, а Ленин.
- Что с вами, Владимир Ильич? (Не отвечает.) Может быть, адвилу? пару? Или аспирин? На ваш выбор?
Тут, от маленького фонтана, кисейная барышня, чистый дух в белом:
- Владимир Ильич никогда не принимает медикаменты. Он тоже никогда не выражается, держит все в себе. Пережив, как вы знаете, многое, он, как истый англичанин, свел все свои испытания к двум выражениям, которые варьирует. В обеих фигурируют цепи. Самое сильное из двух: "Цепей нахлебавшись". Иногда позволяет усмешку:
- Известных цепей нахлебавшись...

(растревожили, знать...)
franc_tireur: (Default)
Война застала нас где-то в Германии - в ночном поезде из Парижа. Но вагон по-советски был плацкартным. Внизу по проходу шли солдаты социальной службы, раздавая средства информации, пластинки-телевизоры, по которым как раз передавали в нервном немецком переводе глухое советское извещение. Телепластинки солдаты клеили пассажирам к пяткам, к подошвам ног - в обязательном порядке, и, сняв на верхней полке ботинок (в котором почему-то спал), я обнаружил, что носок снять не смогу: набит травой.

Проснувшись после такого ужаса, пожалел, что про Париж не показали. Потом уснул, и сновидение тут же отмотало пленку:

Париж, который снится мне довольно часто, на этот раз представлен был малознакомой северо-западной частью. Скучные, прямые, безвоздушные каньоны где-то между авеню Нил и Ваграм. Я впервые в Париже, но странно, что оттенки серого на ярком солнце меня не возбуждают, как это было тридцать лет назад. Я жду там испанцев, старых нелегалов-конспираторов, чтобы, проснувшись после встречи с ними, сказать себе: какая жизнь ушла!
И никто о ней не написал. Сначала было нельзя, потом стало неинтересно. Ну разве что Семпрун...
А я лишь прикоснулся.
franc_tireur: (Default)
Жизнь есть сон, чего никто не оспаривает, и в этом смысле точно также является самозабвенным осуществлением неоглашаемых желаний. Поэтому красотка *** - что бы субъективно там не говорилось - отнюдь не у разбитого корыта. Достигла именно того, чего хотелось в незапамятном году.
franc_tireur: (Default)
Я нашел и приволок к себе в бейсмент статую египетского писца. Как та, что в холле вашингтонского темпла на 16-ой, не черная, а голубая, даже, сказал бы, синяя - видимо, из-за того, что писец злоупотреблял серебром. Кроме того, у моей статуи стоит. У моей жены есть подруга, разрушительно глубоко разочарованная в сексе, любви, мужчинах. Она безутешна, страдает, разбрасывает лакированные дидлосы, которые долго катятся. Тогда как я не просто спокоен: вечный покой вошел в меня так, как войду я в свою статую, когда настанет срок. Иногда я уже репетирую "входы". Я знаю, что нашел формулу бессмертия.

56,68 КБ
franc_tireur: (Default)
Неудобьсказуемое.
franc_tireur: (Default)
Приснилась статья писателя Всеволода Иванова, написанная в 1955 году к 75-летию Андрея Вознесенского. Под названием "Усудьбённое окно среди других усудьбённых". Американские исследователи отмечали (во сне), что, несмотря на цензуру, в статье отразились советские реалии - например, неиссякнувшая еще к середине 50-х сила магии подковы.
franc_tireur: (Default)
Я бросаю взгляд направо - неожиданное сродство. Маруся Климова и Эдуард Лимонов садятся за столик через проход. Внутренний объем напоминает Дубовый зал ЦДЛ. "А все могло быть иначе", - говорит пьяноватый Эдуард, уводимо-поддерживаемый спутницей.
Просыпаюсь в траве на поляне. На меня смотрит Владимир Сорокин. Мрачно-красивый alien - проснувшийся по ту сторону мертвого костра. "Утро... - говорю я ему, - чье было утро в знаменитом рассказе? Снайпера?
- Утро алкоголика, - говорит Сорокин.
Я начинаю хохотать.
franc_tireur: (Default)
Никто не знал. Раб на галере знал.

Profile

franc_tireur: (Default)
franc_tireur

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
111213 14151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 09:48 am
Powered by Dreamwidth Studios